Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Нет ничего более рискованного, чем не рисковать.
Лоуренс Джозеф Эллисон, американский предприниматель, сооснователь корпорации Oracle
Latviannews
English version

Янис Эндзиньш: зачем нужна реформа, которая создает новый кризис?

Поделиться:
Янис Эндзиньш/lrpv.gov.lv
Председатель правления Латвийской торгово-промышленной палаты (ЛТПП) Янис Эндзиньш - один из самых яростных критиков запланированной правительством реформы налогового режима микропредприятий и введения минимального обязательной выплаты государственного соцстрахования.

Для реформ сейчас не время, их надо отложить на 2022 год

Эндзиньш убежден, что правительства могло бы принять более разумные варианты для создания достаточной «подушки» социальной безопасности.

«Время Covid-19 и так достаточно сложное, и рекомендации ЛТПП касательно введения минимальной выплаты были – не начинать этого в следующем году, а годом позже, - рассказал Эндзиньш в интелвью Latvijas Avīze. - Трудно не согласиться, что нынешнее количество альтернативных налоговых режимов слишком велико и они слишком сложные, ясно, что их нужно унифицировать и упрощать.

Поэтому нашей рекомендацией было – связать эти реформы с введением для предпринимателей счетов для сделок, что может значительно облегчить бухгалтерские операции для мелкого бизнеса - в этом случае реформы альтернативных налогов произошли бы с положительным предложением, замещая несколько альтернативных режимов одним простым.

К сожалению, этого, скорее всего, не будет – налоговые изменения для мелких предпринимателей вступят в силу уже с начала 2021 года, а законопроект о счетах для сделок вряд ли успеют создать раньше середины 2021 года. Так как Министерство финансов против таких изменений в середине года, то реальное время появления счетов для сделок отодвигается на начало 2022 года.

Поэтому самый достоверный сценарий будущего выглядит так – в начале будущего года будут сломаны и разрушены нынешние альтернативные налоговые режимы, год пройдет в каком-то непонятном промежуточном состоянии, которое многие мелкие предприниматели могут и не пережить, и тогда в начале 2022 года, наконец, появится предназначенный для них счет для сделок, который облегчит жизнь. В нынешней плохой экономической ситуации этот сценарий трудно назвать желательным».

По мнению Эндзиньша, намеченная реформа альтернативных налоговых режимов чревата целым рядом негативных последствий.

«К примеру, одна из запланированных перемен такова, что режим микропредприятия будет запрещено использовать обществам с ограниченной ответственностью, а это самая популярная форма юридической конструкции бизнеса, - поясняет он. - Суть ее в том, что ответственность предпринимателя ограничивается имуществом, выделенным для бизнеса, а не всем его имуществом.

Бизнес – рискованное дело по определению, мелкий бизнес еще рискованнее, потому что зачастую им занимаются люди без достаточных знаний о предпринимательстве. Им придется рисковать всем своим имуществом, что для очень многих станет поводом отказаться продолжать свое дело. Этого ли хочет добиться правительство?

Второй момент, который уже прозвучал широко – рост налоговых ставок. Идет тяжелый экономический кризис, и настолько резкий подъем налоговых ставок для мелкого бизнеса, на наш взгляд, кончится плохо – большая часть будет вынуждена перейти в теневую экономику, платить зарплаты в конвертах.

То же самое с введением минимальных обязательных выплат соцстрахования – организации предпринимателей согласны, что направление верное, только делать это надо несколькими этапами и растянуть этот процесс на несколько лет, одновременно предлагая не только кнут, но и пряник, к примеру, что мы получим от выросших налогов».

Аргументы правительства не выдерживают критики

Эндзиньш с цифрами в руках доказывает и несостоятельность упреков правительства, что микропредприятия не обеспечивают социальную защиту своих работников.

«Ну хорошо, проанализируем аргументы правительства, - говорит он. - Первый аргумент – режим микропредприятия создает огромное количество социально незащищенных сотрудников, что вызывает долгосрочные риски – у них не будет пенсий, ограничены возможности получить другие социальные услуги и т.д. Этот аргумент мог бы быть справедливым касательно тех сотрудников, кто работают только на микропредприятиях.

Сколько их? По данным за прошлый год таких работников – тех, чьи соцвыплаты сделаны с суммы, которая меньше минимальной зарплаты, примерно 35 тысяч. Это приблизительно 3,9% от всех работающих.

Неужели неполные 4% работающих – это такая мегапроблема, какую сейчас раздули? Если посмотреть на это системно, то нужно будет ответить на еще один вопрос: сколько времени эти люди работают только в режиме микропредприятия? Если в таком режиме работают со школьной скамьи до пенсии, то это действительно проблема. Но действительно ли это так?

Имеющаяся у меня информация свидетельствует, что нет – большинство работающих в режиме микропредприятий параллельно делают что-то еще, получают за это зарплату и платят налоги. Ну, к примеру, мне самому принадлежит созданное десять лет назад микропредприятие, которое сдает в аренду мобильные бани, бассейны, навесы и другие вещи для праздников. Но моя основная работа – это ЛТПП, тут мне платят достаточную зарплату, из которой платятся все налоги, микропредприятие дает только небольшой дополнительный доход. Утверждать, что я социально незащищен только потому, что у меня есть микропредприятие, нет никаких оснований. Я знаю и многих других с подобными ситуациями.

Второй аргумент – микропредприятия используются для оптимизации налогов. Этот аргумент кажется серьезным до того момента, как познакомишься со статистикой микропредприятий.

Она такова – в Латвии примерно 33 тысячи микропредприятий. Примерно у 5000 из них нет никакого оборота на счету, они фактически не функционируют, и ничего оптимизировать там невозможно.

Еще у пяти тысяч месячный оборот до 80 евро, вряд ли там возможна какая-то оптимизация.

Далее самая крупная группа – 20 тысяч предприятий, чей оборот в месяц составляет до 980 евро, мое предприятие тоже входит в эту группу. Рискну заявить, что и с такими доходами никакая оптимизация невозможна – нужно покрывать расходы на хозяйственную деятельность, нужно платить зарплату и налог на микропредприятие.

Наконец, последние – небольшая группа микропредприятий, примерно 3600 фирм, у которых больше сотрудников, а доходы в месяц составляют примерно 3000 евро. В этой группе уже возможна какая-то оптимизация, но это маленькая группа предприятий, всего 10% от всех микропредприятий, и Службе госдоходов хватает мощности, чтобы как следует за ними приглядывать. Если есть подозрения, что именно в этой категории предприятий ведется оптимизация налогов или какая-то противозаконная деятельность, то возможно создать соответствующие режимы проверки для присмотра за ними, а сейчас получается, что наказывают все микропредприятия из-за того, что по поводу некоторых из них есть какие-то подозрения.

Третий аргумент – неравные условия конкуренции, потому что микропредприятия участвуют в госзакупках. Этот аргумент тоже не выдерживает проверки цифрами, потому что единственная группа микропредприятий, которая теоретически может участвовать в госзакупках, это та небольшая группа фирм, чей оборот – 3000 евро в месяц. И тут в силе сказанное ранее - что если по поводу этой группы есть какие-то подозрения, СГД может сравнительно легко все прояснить.

Если мы посмотрим на аргументацию правительства с фактами в руках, то увидим, что эти аргументы не выдерживают критики».

Источник: Latvijas Avīze


 
17-11-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать