Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Свободен тот, кто может не лгать.
Альбер Камю, французский писатель, философ
Latviannews
English version

Игры спецслужб вокруг Вайры Вике-Фрейберги

Поделиться:
Обложка книги «Следственная лаборатория Рига-Монреаль 1969»
Латышские диаспоры за рубежом представляли для советских спецслужб особый интерес. Не обошли они своим вниманием и Вайру Вике-Фрейбергу, которая много позже стала президентом Латвии. Об этом в своей книге «Следственная лаборатория Рига-Монреаль 1969» рассказывает бывший моряк Юрис Димитрс, сотрудничавший со спецслужбами нескольких стран.

Василий Егоров из Академии наук

В 1967 году в Монреале проходила всемирная выставка World Expo 67. На ней был представлен и СССР, в павильоне которого был и стенд Латвийской ССР. Говорившие на по-латышски сотрудники стенда и латвийские товары и продукты манили к себе западных латышей. Но отважиться посетить стенд решались немногие, те, кто не боялся осуждения латышской общины за появление в коммунистическом павильоне.

По свидетельству Димитрса, в числе таких смельчаков была и семья Вайры Вике-Фрейберга. Там они познакомились с интеллигентным сотрудником стенда Василием Егоровым. Вайре и Иманту понравилась и компетентность Егорова, его умение простым языком объяснять сложные вещи. Они оставили Егорову свой номер телефона. С образованным, эрудированным и вежливым рижанином всегда приятно было встретиться и поговорить. Выставка закончилась, и Василий Егоров должен был возвращаться домой на свое официальное место работы - в отдел международных связей Академии наук Латвийской ССР.
На самом деле Егоров работал в первом управлении КГБ Латвийской ССР. Служба в Академии наук была хорошим прикрытием для контактов с образованными западными людьми.

Задание - познакомиться

Именно Василий Егоров был одним из тех, кто посоветовал коллегам по КГБ использовать для поддержания заведенных в Монреале контактов знакомого его семьи, моряка-механика Юриса Димитрса. Ранней весной 1969 года Димитрс отправился в свой первый рейс в Монреаль на корабле «Александр Пушкин».

Вернувшись из рейса, он получил от Василия Егорова несколько телефонных номеров канадских латышей. Димитрсу дали задание в следующем рейсе сойти в Монреале с корабля и связаться с Бруно Декснисом, Висвалдисом Голде и Вайрой и Имантом Фрейбергсами.

До этого ни один историк, изучающий КГБ, не рассматривал, по какой причине Москва решила подогревать контакты именно с этими людьми. Никому пока не удалось убедить представителей российских властей показать ту часть архива, где хранятся соответствующие дела, пишет Димитрс.

КГБ интересовала работа Вике-Фрейберги в лаборатории

Юрис Димитрс в своей книге предполагает, что Вайра Вике-Фрейберга могла заинтересовать советские спецслужбы, потому что работала в лаборатории Университета Макгилла: «Со временем выяснилось, что, к примеру, Вайра в начале шестидесятых делала быструю карьеру в науке, в сфере экспериментальной и клинической психологии. В середине шестидесятых она перешла из Психиатрической больницы Торонто на работу в Монреаль, в лабораторию психологических и психиатрических исследований Университета Макгилла. В 1961 году в канадском психологическом журнале появилась статья Вайры Фрейберги и Энделя Тульвинга «Эффект от использования информации из положительных и отрицательных источников для идентифицирования концепции», в 1968 году в издании «Психофармакология» – публикация Вайры Фрейберги, Вирджинии Дуглас и Габриэль Уэйс «Влияние хлорпромазина на концепцию обучения гиперактивных детей с двумя усиливающими факторами».

Допускаю, что в тот момент тема изучения эффекта хлорпромазина могла интересовать и КГБ, и еще больше - соответствующие управления ГРУ. Влияние химических препаратов на сознание и действия человека – привлекательная тема для советских лабораторий того времени. Как-никак в лаборатории Университета Макгилла, у которой уже тогда были контракты с ЦРУ в проведении исследований влияния химических веществ на сознание людей, работали ученики самого Йозефа Менгеле, известного ученого гитлеровской Германии. В тот момент я об этом ничего не знал. Такие сведения я получил позже, контактируя с коллегами из ГРУ, ЦРУ и BND», - пишет в своей книге Юрис Димитрс.

Советские спецслужбы интересовала и работа специалиста по компьютерам в фирме IBM Иманта Фрейбергса, новейшие решения в информатике.

У BND были свои интересы

Похоже, что и с самим Юрисом Димитрсом не все так просто. Будучи по натуре авантюристом, он в Германии установил контакты с другом своего отца, сотрудником немецкой разведки BND, бывшим офицером Абвера Иваром Ширмансом. КГБ был в курсе, что Димитрс знаком с Ширмансом, но не знал, в каким масштабах идет общение.

Интерес спецслужб к Фрейбергсам Юрис Димитрс описывает так: «В связи с Фрейбергсами надо упомянуть и значимый фактор интереса BND. После случая с Фрейбергсами я начал осознавать, что не только КГБ, ЦРУ, МИ-6 или Моссад, но и сравнительно небольшая разведка Федеративной республики Германии BND может повернуть векторы интересов мировых «китов». Предоставляемую КГБ информация о Фрейбергах изначально немного корректировал еще один игрок со своими интересами – Ивар Ширманс. С ним я встречался чаще, чем с Фрейбергсами – «Пушкин» приходил в Бремерхафен до и после Монреаля. И во втором рейсе перед плаванием через океан, перед первой запланированной встречей с Фрейбергсами, я в Бремерхафене встретился с Иваром».

«Понимаю, что это может оказаться невозможным, но попробуй сделать так, чтобы внимание Москвы оставило Фрейбергсов на втором плане по сравнению с Голде. Голде больше связан с канадской безопасностью, а Фрейбергсы нужны нам самим для других целей», - наказал Ивар. Это означало, что уже в то время BND сделал ставку именно на высокий полет Вайры не только в науке, но и в мировой политике. Но, возможно, это была простая игра между спецслужбами. Может, аналитики BND смогли рассчитать нечто большее. В любом случае, просьбу Ивара, насколько смог, пытался выполнить. Своим кураторам в КГБ сообщал, в основном, о разговорах с Имантом, подчеркивая его роль и перспективы в западной науке. Вайра в моих рассказах оставалась на втором плане, как соотечественница, которая очень интересуется всем народным, хочет детально изучить культуру своей родины и достигнутый в этой сфере в ЛССР прогресс. Этим я как-то пытался выдвинуть на первый план Иманта, его интерес к науке и перспективы в этой сфере».

Можно сделать вывод, что в архивах спецслужб как минимум трех стран – СССР, США и Германии – должны быть связанные с Вайрой Вике-Фрейбергой документы, агентурные сообщения и другие материалы.

Возвращение в Латвию

Многократные контакты с Юрисом Димитрсом принесли плоды. Детальный рассказ моряка о советской Латвии заинтриговал Вайру Вике-Фрейбергу, и она решилась откликнуться на приглашение Академии наук Латвийской ССР. Вайра Вике-Фрейберга начала готовиться к своему первому визиту в Ригу.

Как пишет в своей книге Димитрс, Фрейбергсы и другие канадские латыши общались с ним только и исключительно как с латышским моряком. О его связях с КГБ и другими спецслужбами никто ничего не знал и даже не подозревал. Юрис Димитрс продолжал встречаться с канадскими латышами и после восстановления независимости Латвии и делает это до сих пор.

Никаких бед никому эти контакты не принесли, наоборот, история семьи Фрейбергсов завершилась возвращением на родину и избранием Вайры президентом.

Источник: nra.lv
 
05-12-2019
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Алекс 06.12.2019
говорившие по-латышски