Ежедневный журнал о Латвии Freecity.lv
Иные живут счастливо, сами того не зная.
Люк де Клапье де Вовенарг, французский писатель
Latviannews
English version

Рижские тайны романа «Мастер и Маргарита»

Поделиться:
Дом на Виландес, 1.
Ученицы 12-го класса Рижской средней школы Анастасия Хазанова и Маргарита Вахитова изучили историю семьи Елены Булгаковой, жены великого писателя Михаила Булгакова, и нашли массу интересных документов, которые вполне могут дополнить официальное булгаковедение. 

Рижские школьницы дополнили булкаговедение

Однажды ученицы 12-го класса Рижской средней школы Анастасия Хазанова и Маргарита Вахитова побывали на экскурсии по Покровскому кладбищу. Экскурсовод и знаток истории Риги Светлана Видякина рассказывала школьникам о похороненных на кладбище знаменитых рижанах. В том числе показала могилу отца и сестры Елены Булгаковой, последней жены знаменитого автора «Мастера и Маргариты». Там у девушек и возникло желание побольше узнать о самой Елене Сергеевне, а также о возможных связях некоторых линий романа с мистическим домом на улице Виландес, где провела детские годы будущая муза писателя. Они засели в рижские библиотеки и архивы, добрались даже до Москвы, до отдела рукописей Российской Государственной библиотеки, досконально изучили живописный фасад дома на Виландес, историю семьи Нюренбергов (девичья фамилия Елены Булгаковой) и нашли массу интересных документов, которые вполне могут дополнить официальное булгаковедение.


Анастасия Хазанова и Маргарита Вахитова.
Свое двухлетнее исследование они оформили в виде научной работы и послали на городской конкурс. Оценивающая их труд доктор филологических наук из Латвийского университета вынесла резюме, что работа не представляет научной ценности. Но школьницы не растерялись и отправили свое исследование булгаковедам в Россию. А вот там их работой всерьез заинтересовались.

Независимо от научной ценности этого труда, девушки по-своему прочли знаменитый роман Булгакова, с точки зрения рижских реалий. Поэтому читать их выводы и сравнения чрезвычайно интересно.

Анастасия Хазанова, Маргарита Вахитова

Два года мы исследовали неомифы, связывающие знаменитый роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» с Ригой. Как известно, третья жена писателя Елена Сергеевна Булгакова, им самим названная прототипом Маргариты, проживала в Риге. Нам кажется, судьба музы писателя и судьба романа друг от друга неотделимы. Наша работа нас так увлекла и затянула, что привела даже в отдел рукописей Российской Государственной библиотеки в Москве, где мы нашли семейный календарь памятных дат семьи Нюренбергов и письма Елены Сергеевны к родителям, а также несколько писем матери Елены — Александры Александровны Нюренберг в Москву.

Елена Сергеевна родилась в Риге в 1893 году. Ее отец — Сергей Маркович Нюренберг был еврейского происхождения, но поменял имя, фамилию и перешел в христианскую веру. Судя по всему, он был фигурой незаурядной. В латвийской периодике начала 20-го века имя Сергея Марковича Нюренберга упомянуто неоднократно как известного журналиста и чиновника.
В семье кроме Елены была еще одна дочь Ольга и два брата Константин и Александр. В Риге Елена окончила рижскую Ломоносовскую женскую гимназию, больше она нигде не училась, при этом хорошо знала французский и обладала определенным литературным даром (остались ее дневники и воспоминания).

Примерно в 1911 году (эти данные имеют несколько версий) семья Нюренбергов переехала в Минск, а в 1915-м в Москву. Однако в Москве остались только Ольга и Елена, родители вскоре вернулись обратно в Ригу, а братья уехали в Германию. Елена Сергеевна вела активную переписку с родителями, но при этом в Риге бывала нечасто. Некоторое время после возвращения родители жили в Режице (Резекне), Елена бывала и там (есть совместная фотография).

В Москве Елена Сергеевна вышла замуж сначала за Юрия Мамонтовича Неелова (сын известного актера Мамонта Дальского), затем за советского военачальника Евгения Александровича Шиловского. Писатель Михаил Булгаков стал ее третьим мужем.

Есть предположение, что рижские реалии в определенной мере нашли отражение в некоторых линиях великого романа, а сама Елена Сергеевна была для писателя своего рода проводником в неизвестный для него мир. Есть также версия, что Елена Сергеевна могла доработать роман, внести в него собственные правки, ведь рукопись хранилась у нее 26 лет после смерти Булгакова.

Всю найденную информацию мы рассматривали как неомифы — новые легенды, возникающие на протяжении разных лет вокруг этого великого произведения. Мы решили проверить, откуда взялись некоторые из них и можно ли их отнести к фактам. Помните, еще Пушкин замечал, что «бывают странные сближенья», а Тютчев призывал внимательнее относиться к слову: «Нам не дано предугадать, как наше слово отзовется...»

Тайна пятого этажа

Адрес квартиры, где происходили основные действия романа, самим автором указан на страницах произведения — Москва, ул. Большая Садовая 302-бис – кв. 50. Однако с 2012 года стали появляться публикации, в которых «нехорошую квартиру» связывали с Ригой, с домом по улице Виландес, 1, где когда-то проживала Елена Сергеевна. Всю загадочность этого места мы ощутили на себе, побывав в доме булгаковской Маргариты.

Дом построен необычно: с фасада видны только 4 этажа, а со двора — пять. В Рижском Государственном архиве мы нашли первоначальный план дома, созданного известным рижским архитектором Рудольфом фон Цирквицем. По неподтвержденным данным, архитектор Цирквиц сам проживал в этом доме и с помощью каминов и дымохода спроектировал сквозную слышимость, чтобы знать, что происходит в других квартирах. Из плана дома стало ясно, что спрятанный пятый этаж — задумка архитектора, которому не разрешали строить пятиэтажный дом. Тогда он решил «спрятать» пятый этаж под мансарду: с фасада видны лишь маленькие окошечки, а большие окна выходят во двор.

 
Вот здесь, на тайном пятом этаже под крышей, жила семья Нюренбергов.
Адресная книга.
Елена Сергеевна Булгакова, 1941 год.
Так вот именно на этом «тайном» пятом этаже проживала семья Нюренбергов. Разные источники называют разный номер их квартиры. Мы сверили данные по адресным книгам Риги, начиная с 1893 года — даты рождения Елены Сергеевны. И только в книге 1897 года впервые нашли фамилию и инициалы отца Елены Сергеевны на немецком языке — Нюренберг С. М., в книгах — Nürenberg S.M. (Rigasches Adreßbuch, 1897). По этим данным получается, что семья Нюренбергов проживала в Риге с 1897 по 1900 год на ул. Пилс, 7, кв. 7. В 1901-м переехала на ул. Суворова (ныне Кр. Барона), 60, кв. 6. А в 1902 году в этом же доме сменила квартиру 6 на квартиру 5. Всем известный адрес по ул. Виландес (Felliner — Феллинская), 1, упомянут в адресных книгах с 1903-го по 1910-е годы, номер квартиры проставлен не везде, указана квартира № 10.

После переезда в Минск (1911 г.), а потом в Москву (1915 г.), Сергей Маркович с женой вернулись в Латвию только в 1920-м, но уже не в Ригу, а в Режицу (Резекне). Адресных книг города Резекне в Риге нет, но мы нашли телефонный справочник за 1926 год, в котором значится, что Сергей Маркович был директором Резекненского отделения Рижского коммерческого банка и проживал в Резекне, на ул. Калпака, 49.

К сожалению, мы не смогли попасть в рижскую квартиру № 10 по улице Виландес, 1. Нам удалось лишь осмотреть квартиры № 1 и № 2. В них до сих пор сохранились встроенные камины, в обеих квартирах — по 5 комнат. Но мы поговорили с женщиной, которая работала в квартире № 10. Впустить нас внутрь она отказалась и сама не представилась. Но сообщила, что сейчас в квартире всего 2 комнаты. Хотя добавила, что в доме был произведен капитальный ремонт и все могло измениться. Судя по плану дома на Виландес, 1, все квартиры содержали по 5 комнат. Однако в плане отсутствовали схемы двух квартир на 5-м этаже, куда они делись, работница архива ответить не смогла.

В квартире № 2 находится Māmiņu klubs. Мы поговорили с директором клуба Сандией Салакой. Она рассказала, что раньше на чердаке этого дома проводились вечера с небольшими театральными представлениями, связанными с романом «Мастер и Маргарита». В конце спектакля зрители восклицали: «Маргарита, приди!» Жильцы знали о связи дома с музой Булгакова. Все, с кем мы говорили, то ли в шутку, то ли всерьез называли дом мистическим, некоторые даже считали, что он имеет дьявольскую отметину.

Как известно, «нехорошая квартира» в романе тоже имела 5 комнат. Но вот «нехорошей» она становилась только тогда, когда во время полнолуния в нее вселялась свита Воланда.
О том, как важно было для Михаила Афанасьевича иметь хорошую квартиру, упоминала и Елена Сергеевна, и многие исследователи. По рассказам жены, писатель, много лет скитавшийся по чужим углам, не раз признавался, что за хорошую квартиру готов был продать душу дьяволу. Нам кажется, что о своем роскошном доме детства Елена Сергеевна не могла не рассказать мужу. В ее дневниках мы находили такую фразу: «Я много рассказывала Мише о своем детстве».

Воланд и Виландес — случайное созвучие?

На эту схожесть впервые обратили внимание рижские авторы Ольга и Владимир Дорофеевы. По справочнику рижских улиц мы проверили, как называлась улица Виландес в период работы Булгакова над романом. Причем в это время автор уже был знаком с Еленой Сергеевной. Так вот с 1808 года это была Palisadenstrasse oder, или Большая Палисадная. Вдоль улицы по одну сторону тянулись рижские сады, а по соседству находилась Царско-Садовая улица (ныне — Ausekļa iela). В 1885 году улица получила название от эстонского города Феллина (Вильянди) — Felliner Strasse (Феллинская улица, Vīlandes iela). Название Виландес в латышской периодике тех лет встречается и в сокращении: Vīland iela. С именем главного героя романа расхождение всего лишь в одной букве: Воланд — Виланд. В романе есть момент, когда люди не могут вспомнить фамилию мага и начинают гадать, среди перечисленных фамилий звучит и нечто похожее на город Феллин — улица Феллинская: «А может быть, и не Воланд? Может быть, и не Воланд. Может быть, Фаланд. Выяснилось, что в бюро иностранцев ни о каком Воланде, а равно также и Фаланде, маге, ровно ничего не слыхали».

Улица луны и лунная дорога

Ольга и Владимир Дорофеевы, а также хранитель Покровского кладбища Светлана Видякина отмечают, что название улицы Менесс (Лунная улица) могло повлиять на лунную дорогу в романе и на часто упоминаемый образ луны.

Мы снова обратились к справочнику улиц. Впервые она упоминается в 1867 году под названием Pokrowstrasse (Покровская). В 1936-м это уже Debesbraukšanas iela (дословно — поездка в небо, вознесение). Только с 1940 года улица получила нынешнее название Mēness iela (Лунная). О названиях Debesbraukšānas iela и Mēness iela Булгаков вполне мог знать из рассказов Елены Сергеевны. Дело в том, что в 1933 году на Покровском кладбище был похоронен Сергей Маркович Нюренберг. А до этого в Покровской церкви венчался брат Елены Константин, об этом сказано в семейном календаре, который хранится в Москве в отделе рукописей РГБ. То есть о существовании Покровского кладбища с «лунным оттенком» Елена Сергеевна точно знала. На похоронах отца Елена не присутствовала, но о дате его смерти упомянуто ею в дневнике. Кроме того, здесь же, на Покровском кладбище, в 1948 году она участвовала в перезахоронении урны с прахом своей сестры Ольги Бокшанской. О постоянном уходе за могилой отца пишет ей в письмах и мать Александра Александровна Нюренберг.
Интересно, что одну из дочерей богини Луны Селены звали Мене — это полная фаза луны. Возможно, происхождение слова mēness связано с древнегреческим мифом. Интересно и то, что почти все действия в романе происходят при полнолунии.

Боги Луны на фасаде и в романе

Возможно, образы-маскароны на фасаде дома тоже повлияли на фантазии автора «Мастера и Маргариты». Елена Сергеевна вполне могла рассказать Михаилу Афанасьевичу о странных существах, украшавших фасад ее рижского жилища. Известно, что Михаил Булгаков работал над деталями романа очень серьезно. В дневнике у Елены Сергеевны есть упоминания о том, как он рассматривал полную луну в телескоп, а она же подмечала, что это ему нужно для романа.
 
Геката.
Причудливые персонажи, населяющие подъезд дома.
Мы решили уточнить, кто же изображен на фасаде доме и внутри него, и сопоставить это с образами романа. Так вот большинство фигур оказались так или иначе связаны с луной. Для распознавания образов мы использовали мифологические словари.

Геката. Древнегреческая богиня лунного света, преисподней, всего таинственного, магии и колдовства, обмана. Она была также богиней смерти, ведьм, ядовитых растений и многих других колдовских атрибутов. Гекату часто изображали в домах на перекрестках (дом как раз находится на перекрестке улиц Виландес и Элизабетес), иногда в виде трех голов или с семью лучами на голове (как в доме на Виландес). Она помогает волшебницам. В романе Геката вполне может помогать Маргарите-ведьме. Во время полета Маргарита наблюдает: «Когда же навстречу им из-за края леса начала выходить багровая и полная луна, все обманы исчезли, свалилась в болото, утонула в туманах колдовская нестойкая одежда».

Пан.
В древнегреческой мифологии божество стад, лесов и полей. Этот покровитель горных лесов и пастбищ, коз и овец, был козлоног и рогат. На доме изображено похожее существо с рогами. Пан в мифологии тоже связан с луной: Пан полюбил Луну, превратился в белого барана и увлек ее в рощу. «Кто-то козлоногий подлетел и припал к руке, раскинул на траве шелк, осведомляясь о том, хорошо ли купалась королева, предложил прилечь и отдохнуть».

Петухи и лягушки в подъезде дома

Дом на Виландес роскошен не только снаружи, но и внутри. В подъезде нас встретила инсталляция «День и ночь».

Солнце. На правой стене барельеф солнца. Рядом с солнцем изображена богиня утренней зари — Аврора. В романе солнце постоянно противопоставлено луне, но при этом идет в связке, недаром в греческой мифологии богиня Луны Селена, сестра Гелиоса, т.е. Солнца. Солнце у Булгакова всегда знойное, палящее, как символ разрушения. Наиболее часто образ солнца представлен в ершалаимских главах и связан с Понтием Пилатом. «Солнце сожгло толпу и погнало ее обратно в Ершалаим».

Луна же, наоборот, присутствует как символ созидания, поисков верного решения, но в то же время бунта и мятежа. «Ложе было в полутьме, закрываемое от луны колонной, но от ступеней крыльца к постели тянулась лунная лента. И лишь только прокуратор потерял связь с тем, что было вокруг него в действительности, он немедленно тронулся по светящейся дороге и пошел по ней вверх, прямо к луне».

Богиня Луны — Селена. На противоположной левой стороне подъезда мы увидели лепное украшение луны, двух лягушек, сову и саму богиню Луны Селену. О том, как часто встречаются в романе луна, лунный свет и все колдовские превращения при луне, мы уже не раз обращали внимание. «Двенадцать тысяч лун за одну луну когда-то, не слишком ли это много? — спросила Маргарита». Или: «Луна в вечернем чистом небе висела полная, видная сквозь ветви клена».

Петух. Рядом с солнцем в подъезде изображен петух — символ начала утра, избавления от темных сил — трехкратное «ку-ка-ре-ку» снимает колдовские чары после полнолуния. Именно в этом значении в романе упомянут петух: «Горластый дрессированный петух трубил, возвещая, что к Москве с востока катится рассвет».

Лягушка. Здесь же, недалеко от Авроры — лягушка. Во многих мифах говорится о лягушке, живущей на луне. Ее образ тоже связан с разными трансформациями и превращениями, ведь лягушка проходит разные стадии развития: из головастика, способного жить только в воде, она превращается во взрослую особь, живущую и в воде, и на земле. В романе лягушка тоже участвует в превращениях-подмене: «Коня не могу найти, — задушенным и фальшивым голосом отозвался из-под кровати кот, — ускакал куда-то, а вместо него какая-то лягушка попадается».

Сова. Совы — жители ночи, прорицательницы, носительницы необычных знаний. Совам покровительствует луна, и они имеют отношение к мистическим знаниям. Сова как символ темных сил присутствует в «нехорошей квартире»: «Маргарита сидела, заткнув пальцами уши, и глядела на сову, дремавшую на каминной полке. Кот выстрелил из обоих револьверов, после чего сейчас же взвизгнула Гелла, убитая сова упала с камина и разбитые часы остановились».

Кот-Бегемот и ироничная Маргарита

О влиянии Елены Сергеевны на роман существует много предположений. Некоторые считают, что она сама могла вписать в него то, что автор не диктовал. Есть версия о том, что Елена Сергеевна была агентом КГБ и таким образом спасла Булгакова от сталинских репрессий. Мы не будем пускаться в околонаучные домыслы, а будем придерживаться фактов. В этом нам помогли архивные материалы, предоставленные отделом рукописи РГБ в Москве. Среди них мы нашли интересные данные, которые никогда ранее не публиковались.

Например, иронический тон, который свойствен Маргарите, наверняка списан с Елены Сергеевны. В одном из писем матери Елена Сергеевна пишет в ироничном тоне о болезни сестры Ольги, называя ее душенькой, благодетельницей. Похожее настроение есть и у героини в романе, к примеру, когда она беседует из окна своего дома с Николаем Ивановичем, превратившись в ведьму: «Ах, какой вы скучный тип, Николай Иванович, — продолжала Маргарита, — вообще вы все мне так надоели, что я выразить вам этого не могу, и так я счастлива, что с вами расстаюсь! Ну вас к чертовой матери!»

Слова «голубчик», «душенька» в романе встречаются неоднократно. В письме к матери в 1932 году Елена Сергеевна пишет: «Оленька-то наша, благодетельница, заболела. <…> Ну, а Олюшкин ангельский характер уже всем известен. «Нет, говорит, и нет, и отвяжись ты от меня, паскуда». И так это душенька моя и не соизволила согласиться». Все письмо построено в таком ироничном тоне, который свойственен и Маргарите. В письмах есть и упоминание о «королеве французской».

Огромный кот. Неоднократно в письмах упомянут кот или кошка Мурка. В письмах фигурирует и Мулька, видимо, младший сын Сергей не выговаривал звук «р». По всей видимости, Александра Александровна выслала внуку фото своего питомца. В письме к матери есть приписка Сергея: «Привези с собой Мурку. Это будет самый большой кот в СССР». И далее пишет Елена Сергеевна: «Ну и Мурка, как ты ее сумела раскормить до таких размеров?»

Возможно, именно кошка Мурка повлияла на образ огромного кота-бегемота, ведь Михаил Афанасьевич очень любил младшего сына Елены Сергеевны Сережу, а он в каждом письме бабушке справляется о здоровье Мурки. «Третьим в этой компании оказался неизвестно откуда взявшийся кот, громадный, как боров, черный, как сажа или грач, и с отчаянными кавалерийскими усами».

Клетчатая ткань.
В письме к матери Елена Сергеевна упоминает материю в клетку, которая очень нравится Сергею и которую купили еще в Режице (письмо 1939 г., а в Режице последний раз Елена Сергеевна с сыном были в 1926 г.). Возможно, любимая ткань повлияла на костюм Коровьева в «Мастере и Маргарите».

Из письма Елены: «В роли фельдшера — Сергей в противогазе и в клетчатом халате (материю я купила еще в Режице, серая с голубым в клетку мохнатая материя — у незабвенного старика, которому еще Женька поцеловал руку». В романе Коровьев предпочитал клетчатый костюм, автор его часто так и называл клетчатым типом: «Усишки у него как куриные перья, глазки маленькие, иронические и полупьяные, а брючки клетчатые, подтянутые настолько, что видны грязные белые носки».

Смерть под трамваем. Оказывается, отец первого мужа Елены Сергеевны Мамонт Дальский очень боялся трамваев, и все-таки один раз отправился на трамвае провожать даму, но поскользнулся на подножке и угодил под трамвай. Кстати, актер Мамонт Дальский был в свое время весьма популярен и талантлив, но из театра его выгнали за скверный характер. Возможно, и выбранная смерть от трамвая была подсказана Еленой Сергеевной, которая точно об этом знала.

Барон Майгель. Ольга Дорофеева указывала на то, что неподалеку от Виландес проживал некий барон Майдель, очень напоминающий персонажа романа. Действительно, в адресных книгах и в периодике тех лет мы нашли барона Арнольда Майделя, архитектора, проживающего по ул. Виландес, 7, и ул. Пулквежа Бриежа, 7–5. О непростой судьбе этого человека даже была написана статья: как архитектор он мало что успел, но был участником Первой мировой войны на стороне России, а во Второй мировой воевал на стороне Германии. Имел ли он отношение к барону Майгелю в романе «Мастер и Маргарита», трудно сказать. Но в 1925 году архитектор Арнольд Майдель обустраивал Режицу, куда как раз в это время приезжала Елена Булгакова с сыном навестить родных (дата приезда отмечена в записной книжке семьи Нюренбергов).

Все эти детали порождают новые версии о происхождении многочисленных линий и персонажей великого романа. Было ли так на самом деле, сказать трудно. Но в любом случае, рижский акцент «Мастера и Маргариты» существует, что и доказывает наша работа.

Фото: предоставлены авторами


05-06-2020
Поделиться:
Комментарии
Прежде чем оставить комментарий прочтите правила поведения на нашем сайте. Спасибо.
Комментировать
Читателюс 09.06.2020
Советская открытка и советские марки, ЯКОБЫ 1937 года из буржуазной "Латвiи" в советскую Москву - но со штемпелем "Латвийской ССР" ??? И как это Елена Сергеевна была агентом КГБ (созданного ТОЛЬКО в 1954 году) ??? Ну, и т.д.
Мимо проходил 06.06.2020
Еще Пушкин говаривал: "Бывают странные сближенья"...
Мы 06.06.2020
Замечательная работа, отдельный жанр - скорее, литературно - исторические изыскания... И разумеется имеет право быть.
Журнал
№1(130) Январь 2021
Читайте в новом номере журнала «Открытый город»